[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
«Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter»

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модели из бумаги и картона своими руками - Форум » Основной форум » Журнал Paper Art » "Моран G" Нестерова. (Модель в номер нашего журнала.)
"Моран G" Нестерова.
menesДата: Понедельник, 20.07.2009, 16:55 | Сообщение # 1
Группа: Опытные
Сообщений: 80
Репутация: 9
Награды: 0
Статус: Offline
Выкладываю на суд общественности заготовки, пока только текст:
17 августа, Русская армия, начала наступление на территорию Германии. Это заставило германское командование начать переброску боевых частей из Франции, ослабив таким образом наступление на Западе, что дало передышку англо-французским войскам. Но эти самые дивизии, способствовали окружению в Пруссии и последующему разгрому 30 августа, 2й Русской армии генерала Самсонова.
18 августа русские войска начали вторжение в пределы Австро-Венгрии. Здесь, против давнего, подлого врага, лишившего Россию побед над Турками в 1878 году, были собраны лучшие части, и в большем количестве, чем против Германии. Им на встречу выдвигалась австрийская армия вторжения. И 21 августа началось грандиозное и кровопролитное встречное сражение в Галиции, продолжавшееся 33 дня. Именно в ходе этой битвы произошло знаменательное событие. А именно, воздушный таран Петра Нестерова, совершённый им 8 сентября (по новому стилю).

Начало бою в воздухе положено!
Произошло это в небе близ гор. Львова, на глазах местных жителей. Барон Розенталь дерзко летел на тяжелом "Альбатросе" на высоте, недосягаемой выстрелами с земли. Нестеров смело пошел ему наперерез в легком быстроходном "Моране". Его маневр был быстр и решителен. Австриец пытался убежать, но Нестеров настиг его и врезал свой самолет в хвост "Альатроса". Свидетель тарана писал: "Нестеров зашел сзади, догнал врага и, как сокол бьет неуклюжую цаплю, так и он ударил противника ...". Гро-моздкий "Альбатрос" еще продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и стремительно упал. Но погиб и Нестеров.
Русский пилот отстаивал мысль о возможности и необходимости воздушного боя, который, в виду отсутствия в то время на самолете пулемета, он усматривал в таране, причем не
приятельская машина должна быть сбита ударом сверху. Отважный пилот был погребен в Киеве как национальный герой. О его подвиге писала не только русская, но и мировая пресса. Память выдающегося летчика достойно увеко
вечена. Уже в 1914 году на месте его гибели в гор. Жолкове Львовской области был сооружен монумент, а вскоре городок переименован в Нестеров.

АКТ расследования по обстоятельствам геройской кончины начальника 11-го корпусного авиационного отряда штабс-капитана Нестерова
Осмотром разбитых аппаратов и опросом свидетелей воздушной борьбы штабс-капитана Нестерова с австрийским бимонопланом системы "Альбатрос" выяснилось:
1. Штабс-капитан Нестеров уже давно выражал мнение, что является возможным сбить неприятельский воздушный аппарат ударом сверху колёсами собственной машины по поддерживающим поверхностям неприятельского аппарата, причём допускал возможность благополучного исхода для таранящего лётчика.
2. Штабс-капитан Нестеров неоднократно выражал мысль, что неприятельская воздушная машина летать над 11-м авиационным отрядом беспрепятственно не будет.
3. Решение таранить и сбивать неприятельские воздушные машины у штабс-капитана Нестерова зародилось уже давно. Так, в г. Дубно, числа 5-6 сего августа им был приспособлен нож к задней конечности фюзеляжа, которым он предполагал разрезать оболочку неприятельского дирижабля. Во время пребывания в Злочеве он решил приспособить к хвосту аппарата длинный трос с грузом, которым надеялся спутать винт неприятельского аэроплана, пролетая перед носом такового.
4. Об опасности такого рода действий товарищи покойного ему неоднократно указывали, настаивая на том, что при ударе в воздухе таранящий аппарат должен обязательно поломаться, на что штабс-капитан Нестеров отвечал, что это не доказано, а, наконец, если аппарат и сломается, то это ничего не значит, так как равно когда-нибудь разбиваться придётся, а жертвовать собой есть долг каждого воина.
5. 26-го августа штабс-капитан Нестеров для преследования неприятельского аппарата подымался два раза: при первом подъёме догнать неприятельский аппарат не удалось, кроме того, при подъёме, на земле, оборвался трос с грузом, после чего штабс-капитан Нестеров опустился и послал в канцелярию, велев предупредить себя, если появится неприятельский аппарат.
Вскоре вновь появился тот же аппарат; штабс-капитан Нестеров поехал на аэродром на автомобиле, спешно сел на свой двухместный аппарат системы "Моран-Сольнье", так как одноместный разбился; садясь в аппарат, он настолько спешил, что даже к нему не привязался.
На слова поручика Кованько: "Что же ты будешь делать, возьми хоть браунинг", штабс-капитан Нестеров ответил: "Ничего, я как-нибудь обойдусь".
6. Штабс-капитан Нестеров быстро выиграл высоту и нагнал неприятельский аппарат в 3 1/2 верстах (северо-западнее деревни Липина) в 12 час. 5 мин. дня. Здесь, будучи значительно выше неприятельской машины, он спланировал на неё, очевидно, с целью сбить колёсами.
7. Вследствие трудности учесть поступательную скорость обоих машин аппарат штабс-капитан Нестеров не ударил австрийский аэроплан колёсами, а врезался мотором между двумя несущими поверхностями бимоноплана. Доказательством сего служит: а) совершенно изломанный винт "Морана", б) обмотавшаяся вокруг обломка того же винта наружная покрышка Бауденовского гибкого вала от счётчика оборотов, в) поломка вала, отделение мотора от аппарата и отдельное его падение на землю метрах в 130 от первого.
8. По характеру падения "Морана" штабс-капитана Нестерова спиралью можно заключить, что крылья такового в первый, последовавший после столкновения момент, остались целы, а если прогнулись, то незначительно.
9. Штабс-капитан Нестеров вылетел из аппарата и упал на землю отдельно от машины метрах в 25 от неё; момент отделения его от аппарата установить не удалось; имеются показания, что он вылетел в самый момент столкновения аппаратов, но некоторые показывают, что это случилось значительно позже указанной точки.
10. Осмотр обломков "Морана" указывает на то, что шасси прогнулось или подломилось уже в воздухе, нижние тросы ослабели, и в момент касания земли аппарат сложился так, что концы крыльев смотрели в одну сторону.
Из всего вышеизложенного надлежит вывести заключение, что штабс-капитан Нестеров сознательно, презрев личную опасность, преднамеренно поднялся, настиг и ударил неприятельский аппарат собственной машиной, что от силы столкновения собственный аппарат штабс-капитана Нестерова настолько пострадал, что штабс-капитан Несте
ров спуститься на не мог, был выброшен из аппарата при одном из резких движений последнего и погиб, разбившись о землю.
Подписали:
председатель комиссии генерального штаба капитан Лазарев
члены: военный лётчик поручик Передков
военный лётчик поручик Кованько
На верхнем фото; разбитый «Моран» Нестерова. На нижнем фото; злополучный «Альбатрос».
С самого начала боевых действий авиаторы пртивоборствующих сторон искали способ уничтожения аппаратов противника. Пистолет и револьвер имеют маленькую дальность стрельбы, карабин невозможно держать управляя аэропланом. Нужны другие решения. И они находились и опробовались! Так в кустарных условиях был смонтирован длинный зазубренный резак, которым предполагалось разрезать оболочку аэростатов и дирижаблей, а так-же тросы змейковых аэростатов. Но резак мешался при посадке и взлёте, грозя разрушить аэроплан. И его пришлось снять. Другое решение заключалось в тросике с гирей на конце, этим тросиком предполагалось запутывать винт противника. Кустарные способы так и не прижились, хотя говорят что французский пилот Жан Наварр брал с собой длинный мясницкий тесак, чтоб вспарывать дирижабли, но мне кажется что это только легенда!
Подобные приспособления предлагались и пилотами на западном фронте, Только русский пилот Александр Казаков 18 марта 1915 решился повторить подвиг Нестерова.
Совершая полёт в районе деревни Гузав, западнее реки Вислы, Александр Казаков обнаружил неприятельский «Альбатрос С-1» летящий со стороны Гродиска. Покружившись над аэродромом немец сбросил три бомбы. Тут то его и настиг Казаков на «Моране G». Немецкий летнаб открыл огонь, но поздно. Тень «Морана» накрыла «Альбатрос», Затрещала обшивка раздираемая винтом и колёсами русского аэроплана.
Немец тяжело повалился набок. Вдруг верхнее крыло сложилось пополам, и самолёт камнем устремился к земле. Аэроплан Казакова выдержал удар, но мотор пришлось выключить, так как обломилась одна лопасть винта и силь
ная тряска грозила полным разрушением «Морана». Казаков направил к недалёкой линии фронта
Летчик Казаков в районе деревни Гузав, западнее Вислы, обнаружил немецкий "Альбатрос" и напал на него. Летчик пошел на таран: ударил "Альбатрос" колесами по верхней поверхности. Немецкий самолет разбился.
Казаков выключил мотор, так как одна лопасть винта оказалась сломана, и начал планировать. Садился парашютируя, но на земле перевернулся. Оказывается, удар колесами был настолько силен, что шасси было вогнуто под крылья.
Это был второй таран в истории авиации и первый таран, окончившийся благополучно для таранившего пилота.
Это произошло весенним солнечным полднем 18 Марта 1915 года ( по старому стилю ). Со стороны Гродиска появился немецкий самолёт типа "Альбатрос С-1". Пролетев над русским аэродромом у села Гузов, сбросил 3 бомбы, целясь, очевидно, в наш змейковый аэростат. Лётчик - наблюдатель, отбомбившись, удобнее устроился на сиденье. Но в это мгновение он увидел, что их самолёт стремительно настигает русский моноплан. Летнаб открыл огонь, но в следующее мгновение тень "Морана" накрыла лётчиков. Послышался треск обшивки "Альбатроса", раздираемой винтом и колесами "Морана". "Альбатрос" тяжело провалился вниз, медленно кренясь, терял высоту. Внезапно затрещав, сложилась коробка крыльев, и самолёт камнем пошёл к земле. "Моран" с остановившимся мотором стал планировать к линии фронта. Это был второй таран в истории военной авиации, совершённый тоже русским лётчиком Александром Александровичем Козаковым. Таран был успешным, цель боя достигнута - враг уничтожен. Победитель остался жив.

 
SatanДата: Понедельник, 20.07.2009, 17:17 | Сообщение # 2
Группа: Опытные
Сообщений: 1077
Репутация: 116
Награды: 0
Статус: Offline
Менес, инфа прикольная, но ты ее напиши человеческим языком, а не протокольным. Ты ведь вроде умеешь, только без поэтических ноток, просто перепиши то что нарыл и будет нормально.
 
vladmlavrovДата: Вторник, 21.07.2009, 07:15 | Сообщение # 3
Группа: Мастера
Сообщений: 1030
Репутация: 210
Награды: 0
Статус: Offline
Не заметил поэтических ноток. Вроде так нормально, можно и оставить. Надо бы что-нибудь придумать в качестве обменника для проектов инструкций, а то если выкладывать каждый вариант... Хотя, может, и ничего.

Vladimir Lavrov the Designer
Редактор журнала PaperArt
В работе: бриг "Меркурий" 1/72 бумага, БПК 1134б
 
SatanДата: Вторник, 21.07.2009, 07:25 | Сообщение # 4
Группа: Опытные
Сообщений: 1077
Репутация: 116
Награды: 0
Статус: Offline
Владлавров, ты не понял, данная инфа приведена в виде протокола, т.е. в таком виде не пойдет ее тискать, плюс первая часть немного повторяет вторую, я предложил Менесу переписать своим языком, но не впадать в поэзию. Вот и все. Обменник может и нужен, но ваще-то нужно определиться с людьми, кто будет писать. Т.е. кто лучше языком владеет, далее ему сливаем инфу, а он пишет текст, ну потом читаем, корректируем, урезаем и в номер!!!!
 
menesДата: Вторник, 21.07.2009, 16:23 | Сообщение # 5
Группа: Опытные
Сообщений: 80
Репутация: 9
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (Satan)
данная инфа приведена в виде протокола

Да. я выложил просто материалы, заготовку. Пока мысли витают вокруг "мессера". он на 90% готов (статья).
 
vladmlavrovДата: Среда, 22.07.2009, 06:03 | Сообщение # 6
Группа: Мастера
Сообщений: 1030
Репутация: 210
Награды: 0
Статус: Offline
Satan, согласен. Времени не хвататет все сделать... вываливаюсь.

Vladimir Lavrov the Designer
Редактор журнала PaperArt
В работе: бриг "Меркурий" 1/72 бумага, БПК 1134б
 
menesДата: Четверг, 23.07.2009, 17:02 | Сообщение # 7
Группа: Опытные
Сообщений: 80
Репутация: 9
Награды: 0
Статус: Offline
Так. готова статья для Мессершмидта. Для форума бъём великоват.

Нужно мнение стороннего человека. Мой мозг уже "замылен", я косяков просто не вижу.
 
vladmlavrovДата: Воскресенье, 30.08.2009, 08:41 | Сообщение # 8
Группа: Мастера
Сообщений: 1030
Репутация: 210
Награды: 0
Статус: Offline
menes, как появитесь, посмотрите последний вариант статьи в главной теме про журнал - ByPassing ее туда выложил (это где "разработчики всех стран...")

Vladimir Lavrov the Designer
Редактор журнала PaperArt
В работе: бриг "Меркурий" 1/72 бумага, БПК 1134б
 
lamborghiniДата: Суббота, 23.11.2013, 18:40 | Сообщение # 9
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Награды: 0
Статус: Offline
Надо бы что-нибудь придумать в качестве обменника для проектов инструкций, а то если выкладывать каждый вариант...

Smile PlzZZzzz…(Usman Malik)…!!!
 
vladmlavrovДата: Воскресенье, 24.11.2013, 06:33 | Сообщение # 10
Группа: Мастера
Сообщений: 1030
Репутация: 210
Награды: 0
Статус: Offline
lamborghini, тема умерла четыре года назад. А с инструкциями мы давно разобрались - теперь все делается коллективом авторов, которые между собой списываются и все проблемы по почте решают. На сайт только готовое изделие попадает.

Vladimir Lavrov the Designer
Редактор журнала PaperArt
В работе: бриг "Меркурий" 1/72 бумага, БПК 1134б
 
villi64Дата: Воскресенье, 25.05.2014, 05:14 | Сообщение # 11
Группа: Опытные
Сообщений: 916
Репутация: 568
Награды: 0
Статус: Offline
Попалась статья, некоторые моменты любопытны.

Генерал-майор М.Д. Бонч-Бруевич, ведавший разведкой и контрразведкой 3-й русской армии, был недоволен. Вечером, 25 августа (по старому стилю) 1914 года, в вестибюле Жолкиевского замка, где размещался штаб 3-й армии, он вел разговор с группой летчиков. Из 11-го авиационного отряда присутствовали Нестеров, Передков и Кованько; из 9-го авиаотряда — Войткевич и Соколов. Генерал упрекал летчиков в недобросовестном отношении к своим обязанностям, в придумывании ими отговорок, чтобы не летать.
— Вот австрийский разведчик «Альбатрос» летает ежедневно, а вы только ушами хлопаете и на него смотрите. Следует напасть на него. Дать бой! Мы на войне, а не на маневрах! — кипятился генерал.
— Но у нас нет оружия кроме пистолета Маузера, — отвечали летчики.
— Это все отговорки! Вы просто боитесь! Не хотите рискнуть!
— Я даю вам честное слово русского офицера, Ваше превосходительство, что «Альбатрос» перестанет летать! — решительно заявил Петр Нестеров.
На следующий день «Альбатрос» вновь появился над городом Жолкиевом на высоте около 1000 метров. Петр Николаевич Нестеров, не теряя времени, поднялся на своем «Моране» и пошел наперерез аэроплану австрийцев, который, увидев русский самолет, стал уходить. Нестеров, находясь чуть повыше, зашел сзади и, планируя, нанес по «Альбатросу» таранный удар. На мгновенье «Моран» застыл в воздухе, затем, опустив носовую часть, устремился к земле… «Альбатрос» падал быстрее и первым врезался в землю. Командующий 3-й армией генерал Рузский, когда узнал, что Нестеров совершил таран, схватился за голову и воскликнул: «Зачем он это сделал?» «Моран» Нестерова упал на невспаханное поле. Шасси у него было разбито, крылья сложились, мотор оторвался и лежал отдельно, рули погнуты. Тело Петра Николаевича Нестерова привезли в Киев, и похоронили в Киево-Печерской лавре, на Аскольдовой могиле. Так трагически оборвалась жизнь замечательного русского летчика, основоположника высшего пилотажа и тактики ведения воздушного боя. О применении таранного удара в воздушном бою Нестеров высказывался еще до начала первой мировой войны. Даже в играх со своей дочерью, Маргаритой, Петр Николаевич, произнося слово «таран», подбегал к ней и медленно опускался на пол, раскинув руки в стороны. Но то было дома, в семье. Известный русский летчик поручик Евграф Крутень вспоминал, как Нестеров говорил, что его занимает мысль об уничтожении неприятельских аппаратов таранным способом, пользуясь быстроходностью и быстроподъемностью аэроплана. Например, ударив на лету своим шасси неприятельский аппарат сверху».
В 1914 году на самолетах не было ни пулеметов, ни бомб, летчики не имели парашютов. В руках был только маузер. Именно тогда Нестеров придумывал различные приспособления для применения в воздушном бою. И, наконец, пришел к мысли о таранном ударе либо колесами шасси по концу крыла, либо лопастями воздушного винта по хвостовому оперению самолета противника. При этом Нестеров допускал осуществление благополучной посадки таранящего самолета.
Но почему же все-таки Нестеров погиб? В письме от 2(15) августа 1914 года он успокаивает жену, что не собирается повторять попытку летчика Гарро таранить дирижабль и возмущается тем, что «какой-то тип пишет в газете «Киев, что я собираюсь повторить опыт Гарро. Свинство помещать подобные вещи в газетах».
С женой Петр Николаевич делился о том, насколько для него был труден период освоения «Морана» после полетов на «Ныопоре»: «…вчера я вылетел первый раз на «Моране»… Летал без руления, сразу против ветра поднявшись на 300 метров. За эти десять минут я никак не мог освоиться с управлением «Морана», и это страшно расстроило меня… Вечером, во время руления, я сделал ошибку и уже совсем упал духом, решив про себя, что обучение на «Моране» должно для меня кончиться плачевно… Ноги все дело мне портят: без моей воли болтаются, когда не надо…»
Очевидно, из-за сильного переутомления и нервного напряжения для Нестерова трудно было переходить с ножного управления кренами «Ньюпора» на управление кренами «Морана» при помощи ручки, чем достигалось искривление поверхности концов крыльев. Все это не могло не отразиться на состоянии Петра Николаевича 26 августа 1914 года, когда он таранил «Альбатроса».
В Акте расследования по обстоятельствам геройской кончины начальника XI корпусного авиационного отряда штабс-капитана Нестерова утверждается, что «вследствие трудности учесть поступательную скорость обеих машин, аппарат штабс-капитана Нестерова не ударил австрийский аэроплан колесами, а врезался мотором между двумя несущими поверхностями бимоноплана». И все-таки Нестеров очень серьезно продумал тактику нанесения таранного удара. Все дело в том, что при сложившемся взаимном положении обоих аэропланов, проявилось действие аэродинамических явлений, с которыми авиаторы встретились впервые. Воздушный поток, возмущенный летящим самолетом, превращается за ним в турбулентную, завихренную воздушную массу. Чем больше самолет, тем сильнее эти возмущения. Летящий вслед за первым самолет попадает в область, где нарушается нормальное аэродинамическое обтекание, теряется устойчивость и управляемость аппарата, на него действуют интенсивные воздушные нагрузки. В таких условиях даже самый точный расчет тарана Нестеров реализовать не имел возможности. А это привело к тому, что был разрушен винт «Морана», поломан при ударе вал мотора и последний оторвался от аппарата. Из-за такого жесткого удара мотором по «Альбатросу» Нестеров был выброшен из своего самолета и упал в 25 метрах от него. Так как на «Моране» был установлен ротативный двигатель, который всей своей массой сам вращался относительно закрепленного к корпусу самолета вала, то удар по «Альбатросу» был весьма эффективен.
 
vladmlavrovДата: Воскресенье, 01.06.2014, 05:24 | Сообщение # 12
Группа: Мастера
Сообщений: 1030
Репутация: 210
Награды: 0
Статус: Offline
villi64, спасибо за статью! Некоторых моментов не знал.

Vladimir Lavrov the Designer
Редактор журнала PaperArt
В работе: бриг "Меркурий" 1/72 бумага, БПК 1134б
 
Модели из бумаги и картона своими руками - Форум » Основной форум » Журнал Paper Art » "Моран G" Нестерова. (Модель в номер нашего журнала.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: